Р Е Ц Е Н З І Ї
 
10 октября. Удивительная музыка «удивительного барокко»
9 октября. Харьковская Бахиана-2 или Подвиг во имя искусства
9 октября. Феерия барочного клавирного концерта
8 октября. Вечер Шубертовского общества
4 октября. Концерт «Гендель - европейский музыкант»
3 жовтня. Рецензия на вечер "Поэзия и музыка"
3 жовтня. Рецензія на концерт класу С. В. Клебанової до 175-річчя від дня народження П. І. Чайковського в рамках фестивалю «Харківські асамблеї»
2 жовтня. Рецензія на ювілейний концерт Леоніда Холоденко в рамках фестивалю «Харківські асамблеї»
2 октября «Харьковские Ассамблеи» концерт вокальной и органной музыки
1 октября. Рецензия на концерт симфонического оркестра
30 сентября. Рецензия на концерт камерной музыки в рамках фестиваля «Харьковские ассамблеи»
30 вересня. «Харківські асамблеї». Рецензія на концерт А. Кутасевича (фортепіано, Київ)
30 вересня. Концерт А. Кутасевича в рамках фестивалю «Харківські асамблеї» ГЕНДЕЛЬ – БАХ – ЛИСТ: МОСТ МЕЖДУ ЭПОХАМИ
29 сентября. «ХАРЬКОВСКИЕ АССАМБЛЕИ». Кетенские шедевры. Концерт Аркадия Войнова (флейта)
27 вересня. Концерт кафедри народних інструментів України в рамках фестивалю «Харківські асамблеї»
27 вересня. Рецензія на концерт кафедри камерного ансамблю в рамках фестивалю «Харківські асамблеї». «Й.С.Бах. Шість сонат для скрипки та клавесину»
27 сентября. Органный концерт С. Калинина в рамках фестиваля «Харьковские ассамблеи-2015»
26 вересня. Участь студентів театрального факультету у міжнародному фестивалі (Львів)


Удивительная музыка «удивительного барокко»

Вместе со стремительно уходящими  теплыми осенними деньками, подошел к  своему закату  всеми любимый фестиваль, посвященный творчеству трех «Аполлонов» музыкального искусства барокко – Гендель-Бах-Скарлатти. Особое внимание к этим композиторам в нынешнем сезоне фестиваля связано с их юбилейной датой и нисколько не умаляет значимости тех творцов, которые создавали свои шедевры в ту же «причудливую» эпоху. Доказательством этого стало выступление совсем еще юных исполнителей,  которые уже делают свои первые успехи. Эти маленькие, но необычайно талантливые дети принесли радость слушателям своим мастерством  виртуозности игры, умением работать в коллективе, своим чутким и тонким проникновением к музыке 18 столетия. Участниками этого чудесного события стали воспитанники музыкальных школ эстетического воспитания нашего города, в число которых вошли школы№6, №7, №9, №10, №14 а также ХССМШ.

Программа вечера включила сочинения Иоганна Себастьяна и Филиппа Эммануила Бахов, Фридриха Генделя и Луиса де Милано, Джованни Баттиста Перголези и Антонио Вивальди. Эти видные фигуры эпохи барокко оставили нам бесценные сокровища своих сочинений и буквально заставили «с головой» окунуться в мир того времени. Совершенно глубоко и осмысленно прозвучала  ария «Se tu m'ami» («Если любишь –скажи») из оперы Дж. Перголези «Служанка-госпожа» в исполнении Софии Платоновой (ДМШ№9). Молодой певице очень точно удалось передать игривый характер хитрой служанки Серпины, которая ловкостью и обманом пытается завоевать  сердце своего неуклюжего господина Уберто. Таким же таинственно-игривым было пение вокального ансамбля ДМШ№10, исполнившего чудесную песню «Что такое рококо?». Вышедшие в бальных платьях с карнавальными масками, девочки удивили всех не только умением петь в коллективе, но и совершенно артистичным исполнением, владением актерским мастерствома.

Мир испанского барокко был представлен чудесной, вдохновенной пьесой Луиса де Милано «Павана», которую исполнил ансамбль гитаристов ДМШ № 10 (руководитель – Марина Журавлева). Луис де Милано – испанский композитор, автор первого сборника испанской инструментальной музыки — пособия по игре на виуэле (1536), примечательного так же тем, что в нем зафиксированы первые в истории словесные обозначения музыкальных темпов. В его пьесе чувствовалась свежесть и дыхание весны, строгость формы и страстность выражения. А вот что было поистине сюрпризом для слушателей, так это пение редчайшего голоса планеты – контратенора. Его обладатель Дмитрий Запорожан (студент ХНУИ им. И.П.Котляревского)  исполнил произведение АнтониоЧести «Intorno all'idol mio...». Такой тонкий, обаятельный голос увлек каждого, кто присутствовал, в мир прошлого, в мир барокко, которому были подвластны все сложности искусства пения как солистов, так и хоров. Об этом нам поведало и пение «Stabat Mater» Дж. Перголези детским хором девочек. Прожив всего двадцать шесть лет, композитор стал одним из первых, кто писал оперы-буффа. Приехав после Неаполя в Поццуоли, он создает свою «Скорбящую мать» («Stabat Mater»), последние слова которой стали:

Крест мою пусть силу множит,
Смерть Христа мне да поможет
Ревностью безбедному,
Как остынет в смерти тело,
 Чтоб душа моя взлетела
К раю заповедному.

Хочется верить, что такой высокий уровень мастерства, освоение сложнейших сочинений будет неизменно присутствовать в выступлениях Детской филармонии, которая сегодня порадовала всех чудесным концертом!

  Наталья Мукомол


9 октября
Харьковская Бахиана-2
или
Подвиг во имя искусства

Логическим завершением фестиваля «Харьковские ассамблеи. Противление злу искусством» стало исполнение клавирной музыки Баха на 2-х, 3-х и 4-х роялях (творческая мастерская народной артистки Украины, профессора, ректора ХНУИ им. И .П Котляревского Татьяны Веркиной) в сопровождении студенческого струнного октета ХНУИ во главе с профессором Высшей консерватории Астурийского княжества (Испания) Юрием Насушкиным. Премьера концерта состоялась в октябре 2013 г. Тогда впервые в Украине в большом зале ХНУИ им. И. П. Котляревского в один вечер прозвучало 6 концертов для клавиров И. С. Баха. Грандиозное действо было повторено по многочисленным просьбам слушателей. Но в Искусстве не бывает повторений. Произведения те же, но перед слушателями, бывшими на премьере, открылись новые, неизведанные горизонты неисчерпаемой музыки Баха.

Творческая мастерская Татьяны Веркиной давно стала духовной сердцевиной, визитной карточкой и брендом Университета искусств, благодаря которому за последние 10 лет Харьков заявил о себе как о серьёзном музыкальном центре Украины, известном далеко за пределами страны. Этот коллектив, состоящий из теперешних учеников (студентов, ассистентов-стажёров и аспирантов) и выпускников прошлых лет и возглавляемый Мастером, отличает диалектическое единство строгого академизма и аристократической простоты (согласно Ф. Шопену, открывающейся только тем, кто постиг перед этим множество сложностей), проникновения в стили прошлых эпох и их современной актуализации, соподчинённого ансамблевого слияния в единое целое и проявления ярко выраженной индивидуальности. Неизменной и принципиальной константой этого коллектива является высокий профессионализм, которому не изменяют ни при каких обстоятельствах.

Выбор клавирных концертов для подведения итогов Бахианы в ассамблеях, посвящённых барочной музыке, имеет свой смысл.

Ассамблеи открылись знаменитой кантатой Баха «Магнификат». Симфонический оркестр и хор ХНУИ вместе с солистами из Германии и Украины под управлением заслуженного деятеля искусств Украины Юрия Янко сумели создать глубокое отрешённо-молитвенное настроение. Кафедра камерного ансамбля под руководством доцента Жанны Дедусенко представила лирический монолог великого композитора, проникновенно исполнив 6 его сонат для скрипки и клавира. Открытость, непосредственность и «коммуникабельность» камерной музыки Баха продемонстрировал профессор Аркадий Войнов, исполнив 6 сонат для флейты и клавира (партия фортепиано – Евгения Присяжная). Услышать в музыке Баха неожидаемые мягкий юмор, тонкую иронию и непобедимый оптимизм помог один из ведущих современных блокфлейтистов Карстен Эккерт (партия клавессина – Мария Бондаренко). Собственно церковная музыка Баха (6 органных прелюдий и фуг) была аутентично представлена Станиславом Калининым.

Клавирнуюкрупную форму Бах создал, когда возглавлял Музыкальное студенческое общество при Лейпцигском университете, участвуя в его концертах в качестве дирижёра и солиста. Почти четыре столетия отделяют студенческое общество Лейпцига и студентов Татьяны Веркиной. Но незримые духовные нити протянулись между двумя творческими объединениями - и мы попали в атмосферу музыкального праздника, то устремлённого вглубь веков, то аппелирующего к современности.

Клавир в ХVIII в. был инструментом для домашнего музицирования, но Бах превратил его в творческую лабораторию, где не стесняемый церковными правилами, мог свободно экспериментировать. Атмосферу творческого эксперимента исполнители сумели воссоздать и на концерте. Ауру возвышенного, рафинированного, строгого - привычно баховского благозвучия пронизывали то удивительно трогательные, выразительные, певучие мелодии, то ритмы мысленного, «внутреннего» барочного танца, олицетворяющего ощущение щемящей радости от гармонии созданного творцом мироздания. Об этом ощущении очень точно сказал Г. Гессе в романе «Степной волк»: «… я взглянул в небеса и увидел Бога за работой, я испытал блаженную боль и больше ни от чего на свете не защищался, больше уже ничего не боялся на свете, всему сказал «да», отдал своё сердце всему»…

Каждый клавирный концерт репрезентировал солист: по-моцартовски светлая, романтично-порывистая Анна Сагалова, сдержанная, строгая, точная Мария Бондаренко, темпераментный, коммуникативно-открытый, артистичный, виртуозный Олег Копелюк – каждый из них предложил личностную интерпретацию «своего» концерта Баха, но все они воплощали выдержанную в единой стилистике мегакомпозицию, выстроенную Мастером…

Выхода Татьяны Веркиной на сцену в роли пианистки ждали все. «Сегодня будет играть наш ректор», - сообщила мне студентка консерватории с таким чувством гордости, что оно передалось и мне. Манера исполнения Татьяны Веркиной строга и сдержанна. Художественое «я» маленькой женщины в скромном чёрном одеянии с минимализированным пианистическим жестом, но с широкой звуковой палитрой растворилось в произведении Баха настолько, что музыка эта воспринималась как бы рождённая сама собой, без подчинения творческого замысла композитора мироощущению и образу исполнителя. Интонация каждого фрагмента, фразы, архитектоника полифонического целого были представлены настолько точно и искренне, что приходила мысль если не об идеальном воплощении авторского замысла, то, во всяком случае, - о значительном приближении к нему.

Двойной концерт С-dur №2, – единственный из клавирных концертов Баха, который музыковеды определяют как оригинальную клавирную композицию. Струнный октет здесь отступает на задний план, ограничиваясь лишь функцией сопровождения. Сольные партии Татьяны Веркиной и студента 5 курса Максима Шадько сложно и многогранно взаимодействовали друг с другом, то чередуясь, то вступая в имитационные переклички, то соединяясь в ярком, фактурно насыщенном звучании. Между солистами не было характерного для барочного салонного музицирования соревновательного духа. Только диалог единомышленников.

Знание о том, что исполнители сопряжены единой ситуацией Учительства и Ученичества, наложило дополнительные смысловые обертоны на восприятие этого исполнения. Первой части присущи черты праздничной монументальности, которую сильнее ощущал Ученик, иногда до чрезмерности, Учитель чуть сдерживал неожиданно прорывавшуюся молодую силу, оттеняя её трогательно искренним исполнением темы ритурнеля. Вторая часть полна тихой задумчивой печали, в которую погрузилась первая солистка. Второй солист, казалось, прислушивался к откровениям Учителя, хотя в строгой четырёхголосной фактуре Adagio все голоса ведут самостоятельную линию, сплетаясь в певучую полифоническую ткань. В финальном исполнении четырёхголосной фуги оба солиста предложили энергичный, виртуозный, выпуклый (когда отчётливо слышен каждый голос) тип изложения, слившись а единое целое дуэта, когда у музыкантов и сердца стучат в унисон.

Единственный баховский Концерт для четырёх клавиров - переложение одного из самых вдохновенных и драматичных творений А. Вивальди (концерта № 10 из цикла «Гармоническое вдохновение»). Новизна и уникальность баховской интерпретации музыки Вивальди была подчёркнута исполнителями (Татьяной Веркиной, Максимом Шадько, Денисом Кашубой и Дмитрием Старцевым). Ритурнель первой части, основанный на упорных и настойчивых мотивах, то требовательно и даже властно, то неожиданно трогательно (интерпретация первой солистки) напоминающих о себе, вторгается в виртуозные сольные эпизоды, многообразные и по фактуре, и по характеру изложения, и организовывает их вокруг себя. В аккордовых и арпеджированных фигурациях Largo исполнители показали мощь и силу баховского звучания. Мощное, глубокое, но ни на йоту не грубое форте первого рояля определяло архитектонику выстраивания всей звуковой вертикали. Но в финальном Allegro господство яркой и полновеснойзвучности вызвало у второго солиста (Максим Шадько) фанфарную патетику, которая стала вырываться за пределы ансамблевого звучання. Сила молодой энергии всего на несколько мгновений «вышла из берегов». Но это было так непосредственно и искренне, что воспринялось как радость коллективного творчества, как праздник Музыки, Гармонии единения поколений, когда старший не стесняет, не одёргивает, а только направляет и коррелирует и даёт возможность для собственной интерпретации.

«Исполнительское совершенство», «Событие», «Подвиг во имя искусства», - так определила публика то, что ей посчастливилось услышать и увидеть на концерте в ХНУИ 9 октября 2015 г.

  Татьяна Казакова, доцент ХНУ имени В. Каразина
Таисия Ерохина, студентка кафедры журналистики ХНУ имени В. Каразина

ФЕЕРИЯ БАРОЧНОГО КЛАВИРНОГО КОНЦЕРТА
(Музыкальное приношение И. С. Баху)

9 октября 2015 года в рамках ХХII Международного фестиваля классической музыки «Харьковские ассамблеи» состоялось одно из самых масштабных и ожидаемых музыкальных событий – концерт, посвященный баховским клавирным шедеврам. В исполнении Народной артистки Украины, ректора ХНУИ им. Котляревского, кандидата искусствоведения, заведующей кафедрой специального фортепиано, профессора Татьяны Борисовны Веркиной и ее воспитанников, уже известных харьковской публике молодых музыкантов, лауреатов международных конкурсов, а также струнного октета под управлением Юрия Насушкина (Испания – Украина), прозвучали двойные, тройные и четверной клавирные концерты великого Маэстро. Ожидание этого музыкального вечера тянулось целых два года, поскольку премьера данной программы (единственная в Украине) состоялась во время ХХ фестиваля «Харьковские ассамблеи», сразу же вызвав многочисленные просьбы о ее повторном исполнении. Однако повтор в буквальном смысле слова не мог состояться, поскольку, как справедливо заметила ведущая Екатерина Подпоринова, публику ждала встреча с новыми исполнителями и иными творческими прочтениями.

В преддверии концерта в большом зале университета искусств царила праздничная оживленная атмосфера. Зрители с нетерпением ожидали выхода на сцену артистов. И вот, наконец, концерт начался... Открыл долгожданную музыкальную феерию Концерт для двух клавиров с оркестром № 2, До-мажор, прозвучавший в исполнении Народной артистки Украины Татьяны Веркиной и лауреата международных конкурсов Максима Шадько. С первых же звуков слушателей пленила светлая жизнерадостность баховской музыки, не лишенная, однако, и строгой сдержанности, столь типичной для авторской манеры высказывания. Благодаря тонкому мастерству исполнителей, умению индивидуализировать и интонационно прочертить линию каждого голоса, публика имела возможность в полной мере насладиться всеми красотами, которые таит в себе сложнейшая полифония И. С. Баха: Во второй части увлекательно было следить за философским диалогом двух клавиров, посвященным вечным вопросам, волнующим человечество, наблюдать за тем, как этот «разговор» развивается и к какому «итогу» придут «беседующие». Действенный финал, представляющий собой четырехголосную фугу, словно олицетворял собой образ Человека Творческого и Жизнелюбивого, стремящегося к Гармонии и находящего ее. Исполнение этого концерта вызвало живой отклик в душе каждого слушателя, что воплотилось в горячие овации, адресованные артистам.
Продолжил музыкальный вечер Концерт № 1, до-минор, для двух клавиров с оркестром, в исполнении лауреатов международных конкурсов Анны Сагаловой и Алексея Волика. Этот концерт составил контраст по отношению к предыдущему по своему образному содержанию. Исполнителям очень хорошо удалось передать взволнованный и вместе с тем приподнятый характер музыки первой части. Обращало на себя внимание тембровое разнообразие звука, особенно ярко проявляющееся в перекличках солистов. Светло-созерцательный, задумчивый образ был мастерски воссоздан исполнителями во второй части. На какой-то миг создалось впечатление, что течение времени замедлилось, и слушатель мог как-бы со стороны взглянуть на окружающую его красоту мира. Тревожное и неумолимое движение времени вновь вернулось в финале Концерта, пожалуй, самой драматичной его части.

В завершении первого отделения прозвучал Концерт для трех клавиров с оркестром №1, ре-минор, в исполнении лауреатов международных конкурсов Дмитрия Треничева, Олеси Пупиной и Александра Войтко. С первых же унисонных аккордов исполнители всецело захватили внимание публики. Начало первой части прозвучало торжественно и сумрачно, вызывая в памяти темы баховских минорных хоральных прелюдий. Красочная звуковая палитра и драматизм в развитии музыкального образа отличали исполнение данного клавирного трио. Светлая идиллическая пастораль, не лишенная моментов серьезных размышлений и даже некоторой скорби, что присуще музыке немецкого композитора, была представлена во второй части. Финал прозвучал взволнованно и патетически приподнято, продолжая драматическую линию развития первой части. Вновь перед слушателями возник образ быстротечности времени, с которой Человек не желает смириться. В этом видится своеобразное противление злу искусством, ставшее неизменным девизом фестиваля «Харьковские ассамблеи».

Не менее захватывающим было и второе отделение концерта. Открыл его Концерт для двух клавиров с оркестром №3, до-минор, в исполнении лауреатов международных конкурсов Олега Копелюка и Игоря Седюка, концертирующего фортепианного дуэта, с успехом представляющего харьковскую фортепианную школу во многих странах мира. Взволнованная, стремительная, драматичная первая часть, исполненная как бы на одном дыхании, заставила слушателей с первых же тактов сопереживать несущемуся вперед потоку звуков и чувств. Одна из самых проникновенных светло-лирических, философски-содержательных страниц творческого наследия И. С. Баха предстала перед аудиторией во второй части. Исполнение клавиристов поражало не только удивительным мастерством владения звуком, но и феноменальной слаженностью ансамбля. Казалось, что два клавира и струнный октет представляют собой целостный живой организм, который дышит и мыслит едино. Резким контрастом по отношению ко второй части выступил финал: вновь стремительность, вновь порыв и мольба, вновь строгость и суровость, неумолимость бесконечного движения времени...
После столь патетического произведения прозвучал совершенно противоположный ему по образному содержанию Концерт для трех клавиров с оркестром № 2, До-мажор, в исполнении лауреатов международных конкурсов Марии Бондаренко, Дениса Кашубы и Петра Рудика. Исполнителями мастерски был «прорисован» светлый, жизнеутверждающий, полный энергии звукообраз первой части. Вызывали восхищение продуманность исполнительской стратегии, выстроенность каждой части произведения и его общей драматургии, этим достигалось единство и целостность композиции. Так, после торжественного Allegro, вторая часть воспринималась как продолжение предшествующего эмоционального состояния, но уже в другом ракурсе – от ликования к светлому размышлению, стремлению к Возвышенному. Финал же предстает как апофеоз всего Концерта. В нем словно продолжаются перипетии первой части, но с большим драматическим накалом, эмоциональным подъемом. Даже появление минорных красок лишь оттеняет общее праздничное настроение.

В заключение этого прекрасного музыкального «подарка» всем ценителям Высокого искусства прозвучал знаменитый «четверной» Концерт И. С. Баха, ля минор. Публика овациями встречала исполнителей: Народную артистку Украины Татьяну Веркину и лауреатов международных конкурсов Максима Шадько, Дениса Кашубу и Дмитрия Старцева. С самого начала взволнованная, не лишенная легкости и танцевальности, музыка первой части (напомним, что это баховская транскрипция Концерта А. Вивальди) завладела сердцами слушателей. Завораживающе интересно разворачивался полифонический «полилог» клавиров и оркестра (струнного октета), превращая взаимодействие исполнителей в фантастически-таинственное действо. Звучание второй части, вначале торжественно солнечное, затем затаенное, с оттенком созерцательной грусти, словно «погрузило» слушателей в светлые, немного отстраненные от окружающей действительности, и в то же время серьезные размышления. Эта часть оказалась удивительно созвучна духу сегодняшнего дня. Финал, активный, взволнованный, слушался на одном дыхании и стал прекрасным завершением концертной программы, подлинной кульминацией грандиозного Музыкального приношения великому немецкому Маэстро Иоганну Себастьяну Баху.

С последним аккордом зал взорвался бурными аплодисментами. Как ни странно, но в этот момент вспомнились слова С. Рахманинова о том, что музыка «должна идти от сердца и быть обращена к сердцу». Этот концерт стал еще одним подтверждением истинности данного высказывания, ведь каждый из исполнителей подарил слушателям частичку своей души, частичку своего сердца, и благодарные слушатели выразили свой восторг этой преданности искусству. Видимо в этом и заключается та незримая связь культур, традиций, поколений, обеспечивающая актуальность и своевременность барочной музыки в ХХI столетии.

  Роксана Николенко,
студентка 4 курса
кафедры специального фортепиано


8 октября. Вечер Шубертовского общества
ШУБЕРТ И БАРОККО

8 октября, в Малом зале ХНУИ им. И. П. Котляревского состоялся вечер Шубертовского общества, ежегодно проводящийся в рамках фестиваля «Харьковские ассамблеи». Почти двадцать лет, по словам бессменного руководителя общества – Григория Израилевича Ганзбурга, «происходит единение музыки Шуберта с музыкой героев Харьковских ассамблей», и каждый раз это сближение открывает все новые грани творчества «соловья и лебедя песенности» – Франца Шуберта.
Обстановка вечера напомнила о традициях романтизма, а именно о той душевности, которая могла присутствовать лишь в камерной атмосфере. Еще большую доверительность создал ведущий и по совместительству концертмейстер вечера Г. Ганзбург. «Шуберт и его окружение упивались горькими песнями, это было принято в те времена: веселиться в жизни и грустить в музыке», – подобные комментарии музыковеда, не только настраивали слушателей на исполнение, но и помогали приоткрыть тайны композитора.

Исходя из барочной тематики нынешнего фестиваля, в программе вечера была рассмотрена характерная черта в развитии европейского искусства, а именно как романтическая музыка «напиталась» элементами барокко, или какой прорыв совершила музыка барокко в формировании музыкального будущего. В подтверждение этому, прозвучала ария Самсона, из оратории Ф. Генделя «Самсон», в исполнении Марка Сердюка. Как выразился Г. Ганзбург – «ария была прорывом в сфере средств музыкальной выразительности, а именно в передаче экстремального состояния». Другой пример был связан с барочной традицией в романсе Ф. Шуберта «Двойник», который с превосходным артистизмом, погружая в мистическую обстановку шубертовской пассакалии так же исполнил М. Сердюк.

Шубертовское творчество было представлено в четырех стилях композитора, четырех этапах формирования его творчества. Так, «молодой» Шуберт был представлен в выразительной, глубокой тембровой манере исполнения Алины Илляш в «Песне». Горесть и трагичность, воплотившаяся в третьем стиле композитора, была воплощена в одной из ключевых песен цикла «Зимний путь» – «Путевой столб», которая была исполнена М. Сердюком в проникновенном, раскрывающем новые грани драматическом характере. Единственным, контрастным по настроению произведением вечера, прозвучала песня «Блаженство» в радостном, с лирическим оттенком исполнении А. Илляш, партия ф-но М. Сердюк.

Особое внимание было выделено языку исполнения произведений Шуберта, ведь проблема переводов по-прежнему остается актуальной. В связи с этим, настоящим открытием вечера было исполнение песен на украинском языке, что во многих случаях позволяет шире раскрыть заданную тему композитора, намного точнее передать смысл текста. Так, вышеупомянутые песни «Путевой столб» и «Двойник» прозвучали в переводах Дм. Ревуцкого и М. Рыльского.

«Прощальная музыка» – фантазия f-moll в 4 руки исполненная Аленой Булгаковой и Анатолием Тарабановым, напомнила слушателям и о мастерстве фортепианного творчества Ф. Шуберта. Считающаяся вершиной дуэтных композиций Шуберта, фантазия прозвучала с постепенным динамическим нарастанием, отображая каждую тему с особенной интонацией, которую отыскали исполнители в музыкальной патетике Шуберта.

В заключении хочется добавить, что подобные вечера позволяют даже самим музыкантам увидеть в творчестве композиторов то новое, в, казалось бы, уже давно известном. И главное, чтобы традиции шубертовского общества, созданные и укрепленные годами лишь укрепляли любовь слушателей к всемирному музыкальному наследию.
  Элеонора Максютенко


4 октября. Концерт «Гендель - европейский музыкант»

Все течёт, все меняется. Быстротечна жизнь, события сменяют друг друга бесконечным, постоянно движущимся кругом. И в этом вихре перемен островками стабильности мы особенным образом дорожим. В Харькове один из таких оазисов — Дом органной и камерной музыки, находящийся в помещении Успенского собора. Концерты, достойные такого помещения, вдохновляют музыкальностью, эффектностью и небывалой величавостью. Островком такой стабильности является и 22 международный музыкальный фестиваль «Харьковские ассамблеи», в рамках которого сохраняются и умножаются лучшие традиции музыкальной жизни Харькова. Ставший за многие годы привычным, родным, фестиваль все же всегда насыщен интересной программой для жителей и гостей города.

4 октября один из вечеров фестиваля прошел в Доме органной и камерной музыки. Войдя в зал, который каждый раз поражает меня своим величием, мощными масштабами, помпезностью музыкальной атмосферы, я становлюсь частью творящегося здесь творческого чуда, сливаюсь с ним. Я пытаюсь не шевелиться и почти не дышу, жадно впитывая каждый звук, каждое слово. И сегодня концерт словно подготовлен в духе этой пафосной манеры, ведь речь идет о Георге Фридрихе Генделе, который стал одним из героев «Харьковских ассамблей» по случаю 330-летия со дня рождения. История его жизни, рассказанная и сыгранная этим вечером, убедила меня ещё раз: эта яркая личность, как никто другой, достойна слов «барочная опора человечности», провозглашенных в этом году девизом ежегодного осеннего фестиваля. Воистину европейский музыкант, — вот каким знали его современники. Родившись в Германии, он сумел покорить своим композиторским талантом требовательных итальянцев, произвести фурор в Англии, а еще — остаться на века в памяти всей Европы. Мне кажется, живи я в то время, ни строчки бы не написала о нем — настолько великой кажется мне его фигура. А может, наоборот, величие приобреталось веками, а при жизни композитор мог слышать свои мелодии на улицах. Так, талант Генделя не только получил признание сразу же, но и был подтвержден веками. Музыканты-участники данного концерта подошли к делу со всей серьезностью и ответственностью. Слушатели услышали из уст ведущей – Натальи Антоновой – множество интересных историй, иногда почти анекдотов из жизни композитора. Органись Станислав Калинин выступил с виртуозной программой: кроме двух сольных концертов № 3 и № 4, он аккомпонировал в ансамбле с вокалистами, лауреатами международных конкурсов. Великолепный тембр органа, игра звучаний разных мануалов завораживают, а еще — приносят ощущение «святости», приподнятости  этой музыки. Но когда на сцене появляются певцы, и органист, и его инструмент перевоплощаются, становясь чутким красочным дополнением к интонациям человеческого голоса. Теплый, глубокий тембр Натальи Поликарповой поражает эмоциональной глубиной, мы живем и чувствуем вместе с героиней, представшей на сцене. Плавностью кантилены отличилось исполнение Александры Кузьминой, легкостью, изящностью запомнилась «кружевная» музыка в исполнении Марии Винцерской. Необычно звучали ансамбли духовых инструментов. «Музыка на воде», «Небеса открываются», «Прибытие царицы Савской» — пьесы Г. Генделя, задуманные для исполнения на воздухе. Перенесенные в концертный зал они стали эффектными номерами вечера, удачно подчеркнули многообразие музыки, созданной великим немецким мастером. В исполнении участвовали студенты и преподаватели ХНУИ: bruss-ансамбль под руководством Олега Федоркова и bruss-квинтет (руководитель – Юрий Тарарак).

Однажды Гендель сказал о том, что ему недостаточно музыкой доставлять людям удовольствие, его цель – сделать их лучше. Вот он — пафос его творчества, и как гармонируют они с нынешним девизом фестиваля – «опоры человечности». Впитав в себя великолепие музыки, архитектуры, слова, улыбнувшись рассказу и разделив эмоции с музыкантами, слушатель становится другим: лучше, добрее, спокойней. А если ощущение величественного праздника улетучится в вихре жизненных перипетий, вернувшись сюда, каждый легко вспомнит это ощущение полета чувств.
  Ольга Рубан



3 октября."Тебя в твоей музыке слышу"

Девятый день музыкального фестиваля «Харьковские ассамблеи» был очень насыщенным, ярким и наполненным интересной информацией. Условно его можно разделить на две части: первая – это научно-практическая конференция «Барочные шифры мирового искусства»; вторая – творческий вечер профессора НМАУ имени П.И.Чайковского, музыковеда Марины Черкашенной-Губаренко, который прошел в малом зале Харьковского национального университета искусств им. И.Котляревского и назывался «Поэзия и музыка». Как известно, тесные «отношения» литературы и музыки сформировались несколько столетий назад и процветают до сих пор. Но вечер получил название совсем не по этой причине, ведь состоялась презентация поэтического сборника. «Стихи о музыке и музыкантах» - это четвертый сборник стихов автора, в котором собраны лирические, философские и юмористические сочинения. Марина Черкашена-Губаренко рассказывала, что начала писать незадолго до шестидесятилетия. Подобное увлечение поэзией удивляло ее мужа и воспоминания о нем всегда вызывали на ее лице искреннюю улыбку. Стихи помогали пережить многое: и боль, и разочарование, и радость, и веселье.

Весь концерт был построен на чередовании поэзии и музыкальных номеров. Слушателям очень повезло услышать стихи в авторском исполнении. Марина Романовна прочитала несколько сочинений, среди которых – «Тайны рождения и невыносимая легкость потребления» и «Коли розлучаються двоє».

Открыл концерт романс В. Губаренко «Осінь радісна» в исполнении Александры Кузьминой (меццо-сопрано) и Анны Тупаловой (фортепиано). Как раз за окном деревья в золоте, а люди в теплых и мягких свитерах. Что может быть лучше осени, да еще и радостной?

У поэтессы есть много стихов о музыкантах: о Моцарте, Бахе, Чайковском, Шопене и пр. В связи с этим, вторым номером прозвучало ариозо Германа «Прости, небесное созданье» из оперы Чайковского «Пиковая дама» (исполнили: Игорь Бондаренко (тенор) и Анна Тупалова (фортепиано), затем Анна Сагалова грациозно, легко и изящно исполнила два вальса Шопена; еще одним сольным фортепианным номером стал этюд Я. Сибелиуса, в исполнении Л. Хрусталевой.

Изюминкой всего концерта стал номер А. Кускова (баритон) и А. Тупаловой( фортепиано) – они исполнили песню из цикла «Тихие песни» В. Сильвестрова «Прощай світе, прощай земле» на стихи Т.Шевченка. Прозвучало очень колоритно, трогательно и задушевно.


Закончился творческий вечер бурными аплодисментами, хорошим впечатлением и словами Марины Романовны «Тебя в твоей музыке слышу».

  Анастасия Микрюкова



3 жовтня. Рецензія на концерт класу С. В. Клебанової до 175-річчя від дня народження П. І. Чайковського в рамках фестивалю «Харківські асамблеї»

«…я бажав би усіма силами своєї душі, щоб музика моя розповсюджувалась, щоб збільшувалась кількість людей, які знаходять в ній розраду і підтримку..»
П. І. Чайковський
Ці слова стали духовним заповітом композитора. І його воля здійснилася. Музика Чайковського нині користується чи не найбільшим попитом. Адже, вона є символом краси, правди та щирості. Важко знайти сьогодні людину, якій би не подобався Чайковський.

У цьому році виповнюється 175 років від дня народження композитора. Тому студенти класу доцента С. В. Клебанової у рамках фестивалю «Харківські асамблеї» вирішили віддати шану і цьому Титану ліричних висловлювань. Адже, внесок Чайковського у становлення російської музики можна сміливо порівняти із заслугами Генделя, Баха і Скарлатті.

3-го жовтня Велика зала ХНУМ ім. І. П. Котляревського стала ніби затишною кімнатою з каміном у квартирі композитора, де прохолодного осіннього вечора зібралися справжні цінителі його творчості. Музика П. І. Чайковського, ніби палаючий вогонь проймала серця слухачів. Ведуча вечору К. Підпорінова познайомила присутніх із захопливими сторінками романсової творчості Маестро. Вона ніби художниця малювала силует композитора, перед кожним номером коротко розповівши історію його створення. Насичений різнохарактерною та різнообразною музикою, концерт складався із двох відділень. У першому звучали романси для одного голосу з фортепіано, пісні та дуети, які нагадували оперні сценки. Друге відділення було побудоване переважно із сольних номерів.

Майже увесь вечір за роялем була Світлана Володимирівна Клебанова, майстерно увиразнюючи і доповнюючи виступ кожного артиста. Періодично їй на зміну приходила не менш технічна та чуттєва Марія Тальвінська.

Відкрився концерт романсом, початковими словами якого, власне, і був названий – «Нам звезды кроткие сияли…» (на сл. В. Каліннікова)  у виконанні чарівної Олександри Кузьміної, налаштувавши слухачів на очікування чогось феєричного. Насичене, «густе» мецо-сопрано вокалісти якнайтонше продемонструвало пісенне дарування композитора. Олександра Кузьміна ще неодноразово радувала слухачів цього вечора, виконавши такі романси, як «На сон грядущий» (на сл. Огарева); «Слезы» и «Флорентийскую песню» із 6-тимелодій для співу з фортепіано, присвячених мадам Арто.

Марія Вінцерська вразила слухачів своєю темпераментністю та харизматичністю, виконавши «Кукушку» із 16 пісень для дітей. Дана пісня нагадала театралізовану сценку-монолог, і завдяки майстерності артистки найбільше сподобалася публіці. Саме після цього виступу із залу вперше прозвучали вигуки «Браво!». Не менш вражаючими у виконанніМ. Вінцерської стали романси «Горными тихо летела душа небесами» (сл. О. Толстого) та серенада «О, дитя» (сл. П. Чайковського – К.Р.).

Лірико-драматичне сопрано Анни Помпеєвої остаточно підкорило публіку. Потужний посил енергії, емоційність та неабияка майстерність у володінні своїм голосовим апаратом супроводжували кожну фразу її виступу. У віртуозному виконанні А. Помпеєвої прозвучали романси «Кабы знала я, кабы ведала» (сл. О. Толстого) та «День ли царит» (сл. О. Апухтіна), який став кульмінацією вечору. Здавалося, зал встане і заспіває разом із вокалісткою. Варто відмітити віртуозність фортепіанного супроводу. Завдяки технічності та легкості виконання М. Тальвінської (партія фортепіано), аккомпанемент гармонічно доповнював художній образ романсу.

Окремою сторінкою цього пісенного свята стали вокальні дуети П. І. Чайковського. Романс «Во городе возле броду» (сл. Т. Шевченка, переклад І. Сурикова) у виконанні Марії Вінцерської (сопрано) та Олександри Кузьміної (мецо-сопрано) захопив публіку театральністю та віртуозністю виконання. Дотепний характер музики був втілений у повній мірі. Драматичною кульмінацією концерту став дует Анни Помпеєвої (сопрано) та Євгена Лєвашова (баритон), які виконали «Шотландську баладу». Експресивний та темпераментний спів артистів якнайточніше передав патетичний характер поетичного тексту.

Фінальним акордом вечору став чуттєвий дует Ромео і Джульєтти за мотивами однойменної увертюри-фантазії у виконанні Елли Петниченко (сопрано) і Марка Сердюка (тенор). Немов діючий вулкан на сцені, вир пристрастей то здіймався, досягаючи апогею, то заспокоювався. Кантиленно-розспівна мелодика Чайковського у поєднанні із надзвичайно проникливим та пристрасним виконанням принесли слухачам виключну насолоду. Цей дует став логічним завершенням концерту, бо музика «Ромео і Джульєтти» увібрала в себе усю пристрастність та витонченість стилю композитора.

«Я пишу щиро і пишу за внутрішньою нездоланною потребою», - зізнавався П. І. Чайковський. Він вважав свою музику сповіддю душі, «на якій багато що накипіло і яка самовиражається за допомогою звуків». В цих сповідях – уся ніжність, співчуття і втіха, на які здатна людина. І саме ця риса його музики заманює слухачів. Адже, кожен в ній може знайти щось своє, інтимне чи потаємне.

  Леся Герасименко

2 жовтня. Рецензія на ювілейний концерт Леоніда Холоденко в рамках фестивалю «Харківські асамблеї»

Враження від ювілейного концерту ЛЕОНІДА Холоденко

Чи легко поринути в музику? Не дивіться на стелю. Запаморочиться голова. Не свердліть поглядом дірку в підлозі. Не соромтеся захопитись образом музиканта на сцені. Цей концерт для Вас, поглинайте мову артистів як цільне посилання. «Я – живу. І я лину до світу мелодією серця».

Над кожним ограненим діамантом порається мінімум одна людина. З оголеного, нескореного шліфовці таланту ніколи не буває довершеного професіоналізму. Самородок може залишитися одним із безмежного океану аматорів, якщо не прикласти зусиль, не прагнути кращого, довірившись керівництву освіченого ювеліра.

Герой, Корифей, Майстер не привертає до себе увагу гучними висловами. Герой –  ювелір і центральна фігура концерту – сьогодні в напруженні щосекунди, з глядацького місця пильно слідкує за кожним рухом своїх вихованців на сцені. Корифей для більшості присутніх – помітно, як професору незручно слухати про себе стільки теплих слів. Ювілейний концерт вже більше схожий на візит добрих друзів до володінь струнно-оркестрового князівства. Не даремно, мабуть, на самому початку привітальний виступ князя-іменинника навіяв атмосферу балу, де під витончені звуки скрипки, підкреслені альтом, подих яскравих подолів та галантних манжетів накриває наче хвиля. Майстер гри скупий на посмішки, та не бариться з допомогою. Він стриманий у жестах, хоча й жвавий у кроках… Все змінюється з фінальним виходом. Маски зірвано. Із ударом дванадцятого дзвону пік сміху та цокіт танцюючих підборів зринають в небо… Над усім світом. Сила тринадцяти скрипок в невагомість сягає разом із слухачами. І Леонід Олексійович Холоденко зринає водночас зі своїми учнями. Це вже Величний Птах, що на музичних могутніх крилах лине до небес.

Чи легко поринути в музику? Якщо піти моїм шляхом, що насичений роздумами про життя кожного артиста та захопленням від кожної музичної фігури (адже мистецтво – великий труд!), складнощі обминуть Ваш слух. Музиканти живуть грою. На прикладі Леоніда Холоденко підтвердилось, що душа артиста справжня саме в акті єдності з музичним інструментом. Любий слухачу, будьте відкритим музиці – і Ви з легкістю зможете поринути у світ її почуттів.
  Анастасія Пастека,
студентка кафедри журналістики ХНУ ім. В. Каразіна


В пятницу, 2 октября, в Доме органной и камерной музыки в рамках фестиваля «Харьковские Ассамблеи» прошёл концерт вокальной и органной музыки. Своими голосами и артистичностью публику покоряла доктор искусствоведения, лауреат международных конкурсов Наталья Гребенюк, а также её ученики — Яна Каушнян, Елисей Башевский и Валерия Ефремова. Мастерством игры на органе и искусством аккомпанирования восхищал лауреат международных конкурсов Станислав Калинин.

Во вступительном слове ведущая Наталья Антонова рассказала слушателям о фестивале, о его значении для связи Харькова с международным музыкальным сообществом, и вместе с тем предостерегла от преуменьшения роли харьковских музыкантов: «Уровень музыкантов из Харькова не уступает уровню гостей фестиваля из других стран». Кроме музыкальных произведений, публика смогла услышать и музыкально-исторические экскурсы— короткие, но ёмкие, позволяющие лучше понять следующие за ними произведения.

Концерт начался с исполнения Натальей Гребенюк арии из «Magnificat» И. С. Баха. Насыщенный голос певицы заполнял собою весь зал, давая слушателям возможность в полной мере прочувствовать музыку великого гения, ощутить, насколько же она полна теплоты и человечности. Логичным продолжением первого номера стала ария «Seufzer, Trannen» из кантаты №21 «Ich hatte viel Bekkumernis». Наталья Гребенюк смогла проявить эмоциональность этой музыки, сделав её особенно близкой современному человеку. Замена облигатной партии гобоя на близкий тембр органа усилила ощущение возвышенности и искренней молитвенности этих прекрасных страниц музыки Баха. Третьей арией стала Ария из оперы Доницетти «Мария де Роган». В каждой из трёх небольших арий исполнительница смогла создать полный и глубокий образ.

Переключение в сферу сольной органной музыки состоялось благодаря исполнению Фантазии Соль мажор И. С. Баха. Музыка всеми своими средствами воплощала торжество жизни. С замиранием сердца слушатели следили за развитием произведения, ожидая заключительный каданс как момент установления высшей истины. Исполнение музыки Генделя началось с арии Матильды из оперы «Оттон». Лауреат международных конкурсов Валерия Ефремова смогла выявить человечность этой музыки, что отсылает нас к теме фестиваля («Бах — Гендель — Скарлатти: барочные опоры человечности»). Публика была восхищена безукоризненным владением голосом и яркостью дарования вокалистки. Полной решительности прозвучала ария Амастрис из оперы Генделя «Ксеркс».

Лауреат международных конкурсов Елисей Башевский исполнил Арию из оперы Генделя «Орландо».  Перед взорами слушателей возникали картины величественных сцен, а виртуозные пассажи заставляли вспомнить понятие virtu — доблесть. Вслед за этим лауреатом международных конкурсов Яной Каушнян была исполнена ария Армиды из оперы «Ринальдо» — первой оперы Генделя, написанной для лондонской сцены. Она воплощала в себе высокое страдание и отчаяние. Значительным стилевым контрастом стало исполнение «Сна Эльзы» из оперы Вагнера «Лоэнгрин». Возвышенное настроение этой музыки усилилось звучанием органа. Открытая эмоциональность не оставила слушателей равнодушными, как и полное преодоление трудности для пения немецкого языка.

И снова зазвучал орган solo. Станислав Калинин исполнил произведение, ставшее «визитной карточкой» органной музыки — Токкату и Фугу ре минор. Воплощением арочной драматургии стало завершение концерта Натальей Гребенюк. Триптих «Из украинской архаики» (В.Кикта) воссоздал атмосферу украинской народной песни — одного из главных культурных богатств, а «Богородице, Дево, радуйся» (Янченко) воплотило лучшие традиции церковной музыки. Словно желая показать единство украинского народа, в кульминации композитор использовал латинский текст «Ave Maria». Исполнение этого произведения было проникнуто подлинной искренностью. На бис Наталья Гребенюк исполнила арию Giovanni Paisiello «Сhi vuol la zingarella», доставив слушателям удовольствие общения с радостной и восторженной музыкой.
  Александр Лисичка, музыковед



  1 октября. Рецензия на концерт симфонического оркестра

НЕСКУЧНОЕ БАРОККО

О это «скучное» барокко! Оно заряжает до самых кончиков пальцев и дарит ощущение беспричинной радости. Несомненно, эта ирония касательно музыки XVIIXVIII веков, на самом деле играет злую шутку с людьми, не принимающими всерьез столь богатый и «вычурный» мир искусства прошлого. Но, в удовольствие тем, кто в День Музыки, посетил симфонический концерт в рамках фестиваля «Харьковские Ассамблеи», мучительный стереотип был с легкостью развеян. Этому послужила и уникальная программа вечера – помимо заявленных симфонических произведений, редко встречающиеся в афишах барочный концерт для арфы Ф. Генделя, концерт для фагота Ф. Э. Баха, и сам интернациональный состав участников концерта.

Невооруженным глазом можно было увидеть магию, которая рождалась на сцене в исполнении солистов и оркестра ХНУИ им. И. Котляревского. Дирижер вечера – Виталий Ковальчук (аспирант Академии искусств Берлина, дирижер Одесского национального театра оперы и балета), сдержанно и внимательно управлял оркестрантами, являя собой тот привычный барочный образ строгости и духовности, с которым многие ассоциируют музыку Иоганна Себастьяна Баха. И не удивительно, что именно оркестровой сюитой № 3(D-dur)И. С. Баха было положено торжественное открытие концерта. Пяти частное произведение прозвучало камерно, в рационалистичном характере, присущем композитору. Линию музыки Баха-отца завершил Сергей Стельмашенко (тенор), солист французской «Grandopera», исполнением арии из кантаты BWV 102.

Уникальность этого вечера заключалась в подмене привычных понятий. Так, второй стереотип был скорректирован прекрасной исполнительницей из Франции (ныне проживающей в Норвегии) – арфисткой Дельфин Константин Резник. Неподготовленному слушателю может показаться, что на арфе возможно лишь исполнение приемом глиссандо, проще говоря, привычный для уха «волшебный перелив струн». Однако, в музыке Г. Ф. Генделя – концерте для арфы с оркестром в 3-х частях, звучание инструмента было схоже со звучанием лютни или гитары, что является характерной особенностью исполнения на арфе вплоть до XVIII века. Эта игра в имитацию сопровождалась тончайшей работой с каждым звуком, малейшие тембровые колебания были переданы исполнительницей с невероятной легкостью.

Созданное ощущение праздника на сцене было подхвачено произведением Берлинского Баха, а именно сыном Иоганна Себастьяна – Карла Филиппа Эмануэля Баха и его концертом для фагота с оркестром (d-moll). Столь редкое исполнение музыки данного композитора, да еще и на самом, казалось бы, низком деревянном духовом инструменте, явило настоящую сенсацию. Солист – фаготист Роман Резник (Норвегия), своей виртуозной игрой покорил весь зал. Создавалось впечатление, что он исполнял произведение не только на инструменте, но все его тело жило этой музыкой. «Чувствительный» стиль музыки Филиппа Эмануэля был передан солистом в каждом пассаже, которые аккуратно обрамляли фрагменты оркестровой партии.

В завершении концерта слушателей вновь ожидал сюрприз. По сложившейся традиции Владимир Птушкин специально к фестивалю «Харьковские Ассамблеи» написал произведение – «Экзерсисы по Генделю». Свободные оркестровые вариации продемонстрировали взгляд современного человека на уже сложившиеся музыкальные традиции, что ярко проявилось в ускоренном темпе, увеличении количества ударных инструментов и работой с тематизмом.
Концерт «симфонической музыки» смог на несколько часов приблизить слушателей к столь далекой эпохе прошлого. Но музыка барокко – как «праздник, который всегда с тобой» –, ломая все привычные убеждения, не теряет своей актуальности ни сегодня, ни в будущем.

  Элеонора Максютенко, музыковед

  30 октября. Рецензия на концерт камерной музыки в рамках фестиваля «Харьковские ассамблеи»

НОВЫЕ ГОРИЗОНТЫ БАРОЧНОЙ МУЗЫКИ

Белый рояль, тяжелые горчичные шторы, слегка приглушенный свет и полный ожидания зал слушателей. Именно таковы были «декорации» одного из концертов камерной музыки в рамках 22-го международного музыкального фестиваля «Харьковские ассамблеи». В концерте звучала музыка трех великих современников восемнадцатого века. Иоганн Себастьян Бах, Георг Фридрих Гендель и Доменико Скарлатти родились в один год, являются представителями эпохи барокко, но почерк каждого можно определить не задумываясь. 

Концерт открыл дуэт гобоя и фагота в сопровождении фортепиано (Дарья Бершак, Александр Пастухов и Людмила Суздальцева). Исполняя сонату Генделя фа мажор, музыканты строго, блестяще и точно воссоздали атмосферу музицирования в эпоху барокко. Кокетливо прозвучала вторая часть сонаты. Высокий и тонкий тембр гобоя в ансамбле с настойчивым и «гнусавым» тембром фагота напомнили танец юной девушки с галантным мужчиной.

Следующие три номера (в переложении для ансамбля Нины Барашковой) исполнили Евгений Лисицкий (баритон), Нина Барашкова (виолончель), Роман Седоволосый (скрипка) и Людмила Суздальцева (фортепиано). Алессандро Скарлатти (отец Доменико Скарлатти) известен своим оперным творчеством. Музыканты исполнили канцону «Sento nel core» («Нет мне покоя»). Канцона – это лирическое любовное стихотворение, чаще всего посвященное темам рыцарской любви. Вот и здесь герой рассказывал о томлении сердца, как тоскою отравлена душа, как он с надеждой ждал свою новую любовь. Не менее драматично и захватывающе прозвучала ария Дардануса из оперы «Амадис» Генделя.

Следующим номером был исполнен Итальянский концерт Й.С. Баха в переложении для флейты и клавира (Валерий Марченко (флейта) и Людмила Суздальцева (фортепиано). В произведении можно было услышать и ритмичные быстрые эпизоды, с многогранными секвенционными ходами, и печальное шествие аккордов в партии фортепиано.

Камерное трио № 3 Генделя (исполнители –  Денис Вербин(гобой), Александр Пастухов (фагот), Роман Седоволосый (скрипка) и Людмила Суздальцева (фортепиано) – произведение, не так часто звучащее в концертных программах. Тем не менее, эта музыка достойна большего внимания! Образы трио настолько захватили слушателей, музыка настолько оказалась настолько выразительной, что впечатлениями обменивались еще долгое время после концерта. Особенно покорила третья часть, построенная на диалогичности гобоя и скрипки.
В завершении концерта в исполнении Дианы Лазебной и Марии Регеций (партия фортепиано – Людмила Суздальцева) прозвучал Концерт ре минор для двух флейт Иоганна Себастьяна Баха (переложение со скрипичного) – вновь новый ракурс слышания знакомой музыки.
Спасибо исполнителям за отличное исполнение и возможность расширить горизонты нашего знания барочного репертуара.
  Анастасия Микрюкова, музыковед


  30 вересня. «Харківські асамблеї». Рецензія на концерт А. Кутасевича (фортепіано, Київ)

Как слышится барокко сегодня

Один из вечеров фестиваля "Харьковские ассамблеи" был посвящен фортепиано. Поскольку герои этого года – знаменитые мастера эпохи барокко Бах, Гендель и Скарлатти, их произведения и исполнил киевский пианист Андрей Кутасевич. Музыка эпохи барокко наполнена философским смыслом, а потому передать идею художника, заложенную в звуках — необычайно трудная задача. Усложняется дело и временным расстоянием: вряд ли в современном мире кто- то может точно представить, какой была музыка в XVII веке. Недавно мне на глаза попалась любопытная статья под названием "Мы не можем играть как Моцарт". Речь в ней шла именно о разнице восприятия "тогда и сейчас". И дело, оказываетcя, даже не в том, что музыкальные инструменты были другими и настраивались они не так, как сегодня (например, ноты ля сейчас 440 Гц, а во времена Моцарта была 425 Гц), не в трактовке музыкального темпа или характера. Восприятие звучащего тесно связано с ритмом существования. Вот в чем, по моему мнению, лежит наибольшая трудность исполнительства: сегодня люди привыкли к более острой, быстрой и красочной жизни. Главные черты всего, что нас окружает – зрелищность, театральность, способность привлекать внимание. Кроме того, современный человек заранее "нагружен" опытом предыдущих поколений: классиков, романтиков, импрессионистов, авангардистов … И, как ни старайся, эти слуховые впечатления нельзя оставить на полочке и вернуться к мышлению музыканта XVII века. Тонкость в восприятии деталей ушла, поэтому многое из старинной музыки кажется нам одинаковым, а во времена создания, наоборот, было ярко контрастно, свежо, интересно. И что же делать исполнителю? Он между двух огней: с одной стороны, публике должно быть интересно то, что происходит на сцене, а с другой — не коверкать же композиторскую идею. И каждый раз, оказываясь перед неизбежным выбором, ему приходится находить компромиссы. В этом поиске у каждого опытного музыканта есть свои идеалы, предпочтения, принципы.

Как же понимает музыку барокко Андрей Кутасевич? Начиная разговор об этом пианисте, хочется особо отметить несколько моментов. Во-первых, музыкант явно отдает в репертуаре предпочтение композиторам XIX века – романтикам. Ценителям фортепианного исполнительства знакомы его записи Листа, Шопена. Те, кто имел возможность посетить прошлогодний фестиваль, хорошо запомнили его исполнение сонат Бетховена – целого опуса целиком (!), что подразумевает некоторую романтическую трактовку этого "сверхцикла". Во-вторых, пианист предельно аккуратно, бережно относится к каждому звуку, слышит его глубину, наслаждается каждой гармонией. Эти два качества и определили, на мой взгляд, манеру исполнения, которую Андрей Кутасевич преподнес харьковчанам. Кроме Генделя и Баха (как выяснилось позже, Скарлатти был припасен на "бис"), в программу исполнитель включил и сочинения Ференца Листа, а именно его транскрипцию оперы Генделя "Альмира" и Вариации на тему духовной кантаты Баха. Такие черты стиля композитора-романтика как виртуозность, концертность, театральность близки пианисту, а также интересны и приятны для публики. Музыка веймарского мастера звучала особенно эмоционально на фоне высокоинтеллектуальных, но несколько сдержанных тем Баха и Генделя. Кстати, очень легко было ощутить, что при такой свободе чувств самому пианисту комфортнее самовыражаться, легче мыcлить и существовать в музыкальном времени. Что же касается барочных композиторов, то их музыка была исполнена также с легким "налетом" романтических настроений. Так проявляет себя личность киевского пианиста. Например, обратило на себя внимание использование педали при интерпретации сочинений XVII века, что многие музыковеды и исполнители считают неприемлемым. Впрочем, пользуется педалью А. Кутасевич очень деликатно, культурно, она лишь помогает ему добиться более глубокого звучания, вызывающее ассоциации с тембром органа. Напомнили эпоху XIX века импровизационные каденции, и медленные части крупных произведений. В поиске компромисса с публикой пианист пошел по пути удобства: часто он жертвует мелким деталями ради единства большой композиции. Это не дает слушателям "увязнуть" в подробностях и они легко ухватывают главную мысль. Не всегда разные мелодические изгибы приобретают у А. Кутасевича яркое образное значение, но это, пожалуй, было бы лишним. Предельно высокая концентрированность музыки барокко делает ее многослойной, и каждый воспринимает что-то доступное его сознанию. Когда в зал консерватории приглашаются харьковчане, которые не привыкли к знакам классической музыки, не стоит пытаться рассказать сразу обо всем. Стоит сделать понятно и интересно. Этого и достиг исполнитель. Зацепила мой слух одна фраза, услышанная уже на выходе из зала: "Это имя (А. Кутасевича) мне ни о чем не говорило, но я очень рада, что все-таки пришла". Так публика открывает для себя новые горизонты, а организаторы фестиваля продолжают трудиться, ведь впереди еще много дней и вечеров музыкального марафона.
  Ольга Рубанова


  30 вересня. Концерт А. Кутасевича в рамках фестивалю «Харківські асамблеї»
ГЕНДЕЛЬ – БАХ – ЛИСТ: МОСТ МЕЖДУ ЭПОХАМИ

30 сентября слушатели, пришедшие на концерт в Большой зал университета искусств, несомненно, были немного удивлены репертуаром, представленным на афише. В исполнении доцента Национальной музыкальной академии Украины им. П. И. Чайковского Андрея Кутасевича (фортепиано) должны были прозвучать произведения трех композиторов, чей вклад в развитие фортепианного искусства воистину неоценим. Имена первых двух – И. С. Бах и Г. Ф. Гендель – вполне вписываются в программу Ассамблей этого года, в которых господствует барочная музыка. Но как быть с Ф. Листом, представляющим совершенно иную эпоху, исполнительский стиль и менталитет? Не покидало ощущение интриги: каким образом Ф. Лист вступит в диалог с мастерами барокко, и как удастся А. Кутасевичу объединить три гения в идее одного концерта?

Первое отделение, посвященное Г. Ф. Генделю, открылось невероятно яркой сюитой № 6 HWV 431. Слушатели могли убедиться в справедливости  слов ведущей, цитировавшей перед началом концерта М. Глинку: «Для концертной [музыки]: Гендель, Гендель и Гендель». Четырёхчастным циклом, звучащим в Фа-диез мажоре, исполнитель погрузил Большой зал в атмосферу виртуозности, не покидавшую слушателей в этот вечер от первого до последнего звука. Следующая за сюитой Чакона с вариациями HWV 435 предстала в исполнении А. Кутасевича как энциклопедия технического и художественного мастерства пианиста. Задачи, поставленные Г. Генделем в этом произведении, предвосхищают будущее инструмента, для которого оно написано. Композитор не мог удовлетвориться современным ему инструментом, и он, подобно И. С. Баху, закладывает в своих сочинениях перспективные возможности его технического совершенства. Именно эта идея нашла свое воплощение в подходе А. Кутасевича к решению исполнительских задач. Надо отдать должное исполнителю: он не пытается заняться стилизацией, а использует заложенный Г. Ф. Генделем посыл в будущее и приспосабливает произведение композитора к возможностям современного рояля.
Последующий переход к Ф. Листу естественен и органичен. Новаторский для своей эпохи стиль Генделя перерастает в блестящий листовский пианизм. Ф. Лист не мог не отдать должное музыкально-драматическому наследию Г. Ф. Генделя, автора почти сорока опер. Прозвучавший вариационный цикл – Сарабанда и Чакона на темы из оперы «Альмира» – подчеркнул сходство исполнительских стилей Г. Ф. Генделя и Ф. Листа (конечно, у каждого – в рамках своей эпохи).

Во втором отделении воссоздан образ Баха (среди многообразия художественных ипостасей), продолжающий предшествующую тенденцию. В прочтении А. Кутасевича это был не только углубленный, философский, интровертивный Бах, но и Бах экстравертивный, концертный, направленный во вне. Этой задумкой, скорей всего, и был обусловлен подбор репертуара, в который вошли такие блестящие баховские  сочинения, как токката BWV 910 фа-диез минор, перекинувшая своеобразную тональную арку к началу концерта, и знаменитый Итальянский концерт, одна из вершин виртуозного стиля И. С. Баха.

Кульминацией концерта стали грандиозные вариации Ф. Листа на тему И. С. Баха («Weinen, Klagen, Sorgen, Zagen»), взятую из его кантаты №12 и являющуюся прообразом Crucifixus'a из Мессы си минор. Сохранив заложенный в теме принцип basso ostinsto, Ф. Лист развивает и драматизирует образ. Органического единства достигают в исполнении А. Кутасевича глубина содержания, интеллектуализм, заложенная И. С. Бахом в мелодических оборотах хорала, и трансцендентальные средства выразительности, в которые Лист, верный своему композиторскому стилю, облек баховский образ страдания.

Форма построения концерта указывает на продуманность общей концепции вечера. Сочинения Ф. Лист словно синтезируют достижения двух великих немцев, как бы иллюстрируя, чего благодаря их реформаторскому подходу достигло мировое фортепианное искусство. А. Кутасевичу удалось соединить в активном живом диалоге трех титанов фортепианного мастерства, трех великих новаторов, чье творчество перекликается как друг с другом, так и с современностью.
  Полина Кордовская (4-й курс, фортепиано)


 

29 сентября. Кетенские шедевры. Концерт Аркадия Войнова (флейта)

Известные слова великого Людвига ван Бетховена об Иоганне Себастьяне Бахе – «Не ручей! – Море должно быть ему имя» – заставляют задуматься. Как в одном и том же камерном жанре, для одного и того же исполнительского состава  можно сказать такмного совершенно необычного и приносящего духовное наслаждение вот уже более трех веков? Эта музыка поражает свежестью мыслей композитора, отраженных в каждом из маленьких шедевров. 29 сентября нам представилась возможность услышать лишь небольшую частичку  творчества «директора камерной музыки». Такой статус  И.С.Бах получил в Кетене при дворе герцога Леопольда Ангальт-Кетенского, требующего от музыканта аккомпанировать принцу, а также непременно сочинять камерные произведения. Именно здесь, в крохотном «государстве» и появились шесть сонат для флейты в сопровождении клавира, которые этим вечером прозвучали в камерном зале Харьковского национального университета искусств имени И.П.Котляревского в исполнении заслуженного артиста Украины, преподавателя по классу флейты Аркадия Войнова и дипломанта международного конкурса Евгении Присяжной (партия фортепиано).

Каждый из них – чуткие музыканты с большим опытом, не раз выступавшие с разнообразным репертуаром, и в том числе с произведениями  И.С.Баха. Этой осенью они в который раз стали участниками ежегодного фестиваля «Харьковские ассамблеи», проходящего под девизом«Гендель-Бах-Скарлатти: барочные опоры человечности». Поразителен уровень исполнения подобного рода сочинений, ведь каждая из сонат – это маленький мир со своими образами, со своей “гармонией мира”, со своей философией… И сложность заключается не только в передаче атмосферы произведения, но и в слаженности игры, где двое создают ту самую гармонию. Исполнителям удалось выдержать высокий уровень мастерства на протяжении концерта, который был продемонстрирован уже в четырехчастной Сонате№1 h-moll. Флейта звучала очень мягко, звук лился и заполнял все пространство зала, в котором слушатели затаив дыхание, наслаждались музыкой. В исполнении Аркадия Войнова хочется особо отметить  виртуозность игры, способность сохранить в двадцати двух частях шести сонат образный строй каждой. Чуткий аккомпаниатор Евгения Присяжная очень точно отвечала каждой эмоции флейты и в то же время уступала ей в звучании. После игры шестой сонаты Баха E-dur, которая завершила второе отделение вечера, на бис была исполнена всем знакомая и любимая мелодия Кристофа Виллибальда Глюка из оперы «Орфей и Эвридика».
    
Такой интерес к Баху в этом сезоне фестиваля связан с юбилейной датой композитора (330 лет со дня рождения), а проведение подобных концертов – дань мастерству и гениальности Творца.

  Наталья Мукомол, студентка 4 курса

27 вересня. Концерт кафедри народних інструментів України в рамках фестивалю «Харківські асамблеї»

Гендель-Бах-Скарлатті по-українськи
Як ви гадаєте, Й. С. Бах замислювався над тим, що його музика може звучати не лише на клавесині? А Г. Гендель? А Д. Скарлатті? У наші дні це питання набуває все більшої актуальності. Адже, барокову музику виконують на будь-чому. Навіть, як виявилося, на народних інструментах України. А чи доцільно це? Чи не впливає зміна тембру на характер твору, на його ідею? Відповідь на ці та безліч інших питань я отримала тільки після концерту кафедри народних інструментів України, який відбувся 27 вересня у Великій залі ХНУМ ім. Котляревського.

Величезний заряд енергії, спокою та надії подарували харків’янам і гостям міста студенти та викладачі кафедри народних інструментів. Вони ніби зупинили час, створивши таку атмосферу, що кожен міг забути про навколишні проблеми і просто залишитись наодинці із собою… А це інколи так необхідно…

Програма концерту мала довершену структуру, яку можна назвати навіть музичною за будовою. Обрамленням вечору стала оркестрова музика, а в середньому розділі були представлені три творчі портрети – Баха, Генделя і Скарлатті – головних героїв цьогорічного фестивалю. Гармонічне компонування номерів, які  дві з половиною години звучали в режимі «non stop» (без антрактів), сприяло невимушеному і ненав’язливому сприйняттю цієї музики. До того ж виконавці представили різножанрові та різнохарактерні твори, що дозволило намалювати в уяві багатобарвну музичну картину того часу.

Блискучою увертюрою вечору став  виступ оркестру народних інструментів України під керівництвом професора Б. О. Міхєєва. У їхньому виконанні прозвучали  «Пасакалія» Г. Генделя  і «Менует» Бальцоні. Гармонічне поєднання антифонних перекличок домр і баянів, хоча і звучало у народній манері, проте колорит барокової епохи був збережений. Перша частина вечору була присвячена творчості Й. С. Баха. Переважно були представлені твори із Добре Темперованого Клавіру. Окремо хотілося б відмітити виступ Максима Мельниченка (баян), який натхненно та майстерно виконав Сі бемоль мажорну прелюдію і фугу із 1-го тому. Філософський масштаб музики Баха розкрив молодий, але відомий на Україні і за її межами концертуючий баяніст Дмитро Жаріков. У його виконанні прозвучала Чакона ре мінор, яка стала кульмінацією вечору. Три рази музичний розвиток досягав вершини і, ніби в прірву, падав на дно. Внаслідок цієї тривалої та напористої боротьби все-таки перемогло добро. На мою думку, саме такі твори додають людям віри і надають життєвих сил.

А як звучить Бах на бандурі! Багато хто навіть уявити цього не міг! Анна Яновська виконала Концерт до мінор в 4-х частинах. Кожна прикраса була  виконана із філігранною точністю. Зал сидів ніби заворожений. Звук цього інструменту нагадує звучання клавесину, тому стиль бароко проник в душу кожного присутнього.

У другій частині концерту звучала музика Доменіко Скарлатті. Слухачі мали можливість почути ряд різнохарактерних сонат композитора у виконанні О. Литвищенка (баян), В. Султанбєєва (акордеон) і П. Архипенка (баян). Олена Костенко продемонструвала присутнім невідомий широкій публіці твір – Концерт для мандоліни з оркестром, який змусив подивитися на Д. Скарлатті по-іншому. Хоча світський та вишуканий характер зберігся і тут.

Третя частина вечора представила творчість Г. Генделя. Оригінально прозвучав Концерт для флейти ре мінор  у виконанні бандуристки Надії Мельник у супроводі фортепіано (партія ф-но Н. Єфімова). Усі чотири частини змалювали різні грані одного образу, які за допомогою технічної та чуттєвої виконавиці стали доступні та відкриті слухачам.

Урочистою кодою усього дійства став виступ оркестру баяністів та акордеоністів під керівництвом професора О. Назаренка. Оркестранти виконали органну прелюдію фа мінор і фугетту Й. С. Баха та токату із Готичної сюїти Дж. Болеймана, зробивши логічний підсумок концерту і узагальнивши основну рису стилю епохи бароко – поліфонічність музичного мислення.

Тож, виявляється, барокова музика у перекладенні для народних інструментів вражає своїм колоритом. Зміна тембру (клавесинного) аж ніяк не руйнує художній зміст твору, а ще більше його увиразнює і додає якоїсь родзинки у звучання. Тому, не потрібно боятися змін, бо нове – це завжди удосконалене давнє.

P.S.
До концерту мені вдалося поспілкуватися із керівником оркестру народних інструментів Б. О. Міхеєвим і задати йому декілька питань:

  1. Борисе Олександровичу, скажіть, будь ласка, чи багато в репертуарі вашого оркестру творів саме Й. Баха, Г. Генделя та Д. Скарлатті?
  2. Ні, на жаль, зовсім мало. До нашого репертуару входять твори переважно віденських класиків (Моцарта, Бетховена, Гайдна). Часто виконуємо Шуберта.
  3. Як я розумію, виконуєте Ви барочну музику досить рідко?
  4. Так, справа в тім, що не уся музика буде звучати на народних інструментах. Досить не легко зробити перекладення саме барочної музики для нашого колективу. До того ж ми не маємо готового постійного репертуару як у симфонічному оркестрі. Твори постійно змінюються. І я один займаюся інструментуванням. На все не вистачає часу J.
  5. Як самі студенти-виконавці ставляться до цієї музики?
  6. Дуже добре! J Це ж висока музика…
  7. Важко їм виконувати такі твори?
  8. Так…Проблема в тому, що стилістично складно передати дух твору. Генделя – особливо важко…З одного боку – це монументальна музика, з іншого – лірична, епізодами – романтична. І в той же час повинна бути агогіка… Інакше твір буде мертвим…Дуже складний стиль….
  9. Чим пояснюється вибір програми сьогоднішнього концерту (Г. Гендель «Пасакалія», Дж. Больцоні «Менует»)?
  10. Ми вибрали їх, виходячи з тематики фестивалю. Інструментовка «Пасакалії» була зроблена мною ще на 3-му курсі консерваторії J. Це моя студентська робота. А Менует Больцоні стилістично тяжіє до епохи бароко, хоча і звучить більш сучасно.
  11. Як Ви вважаєте, звучання музики бароко на народних інструментах впливає на художній зміст твору?
  12. Ні, зміст не змінюється. Стилістично ми намагаємося дотримуватися вимог епохи. Стає іншим колорит, що пояснюється зміною тембру. А тембр – це обличчя твору. Тому трішки змінюється обличчя музики бароко у звучанні на народних інструментах.
  13. Дякую, що приділили увагу.
     
    Герасименко Леся, студентка 3-го курсу
    , музикознавець

 

 


 

27 вересня. Рецензія на концерт кафедри камерного ансамблю в рамках фестивалю «Харківські асамблеї».
«Й.С.Бах. Шість сонат для скрипки та клавесину»

Вечір сонат
27 вересня в Великому залі Харківського національного університету мистецтв ім.  І. П. Котляревського відбувся вечір камерної музики, який по праву можна назвати унікальним. Шість сонат для скрипки та клавіру І. С. Баха прозвучали у виконанні студентів кафедри камерного ансамблю під керівництвом  Жанни Дедусенко. Досить відповідальна місія була покладена на студентів, адже сонати представляють високий рівень виконавської майстерності, навіть маститі виконавці присвячують роки для підготовки такої програми. При виконанні музики Баха постає ряд задач, кожна з яких важлива, передача епохи, філософського задуму, поліфонічної тканини, а однією з найскладніших задач є ансамбль двох виконавців, які втілюють неповторний задум композитора.

Відкрив концерт ансамбль С. Кучеренка та М. Чуба – Соната № 1h-moll в 4 частинах (BWV1014) – розпочинається витриманим монологом скрипки на фоні стриманого фортепіано. Рухлива друга частина виступає контрастом для третьої частини, де дует показав злагоджену гру, та полонив душу виразною мелодією. Жвавий фінал показав технічні сторони виконавців, та нажаль фортепіанна партія була представлена яскравіше. Соната № 2 A-dur в 4 частинах (BWV1015) у виконанні А. Мельник та Х. Грицишин, в цілому досить яскраво показана кожна частина, та найбільш вирізняється виконання третьої, де відчувалося милування кожною інтонацією твору. Соната №3 E-dur в 4 частинах (BWV1016) в інтерпретації В. Литовченко та Д. Кутлуєваї з першої ноти привернула увагу витриманістю образу, стилю, плинністю переходу однієї ноти в іншу. Всі частини сприймаються як одна розповідь але з різною емоційною градацією. У виконанні О. Сидоренко та М. Шадька прозвучала Соната № 4 c-moll в 4 частинах (BWV1017), склалося враження що музика не просто передає образ а набуває нових і нових барв. Викликає захоплення спрацьованістю дуету, адже їх звучання настільки було повним, що не можливо відділити звучання одного інструменту від іншого. Сонату № 5 f-moll в 4 частинах (BWV1018) представили О. Безкоровайний та А. Дубовая, яскраві партії кожного інструменту злагоджено поєднувалися в звучанні третьої частини та більше вразив фінал. На завершення прозвучала Соната № 6 G-dur в 5 частинах (BWV1019), ансамбль В. Литовченко та А. Шаповалова достойно завершили концерт.

Музика Баха не втрачає своєї актуальності та залишається бездонним озером для осягнення її змісту і професійного росту. В шести сонатах для скрипки та клавіру, композитор прирівняв значення фортепіанної партії до скрипкової акцентуючи увагу на важливості кожної в створенні єдиного образу. Достойна оцінка концерту публікою, свідчить про високий рівень професійності студенів університету, та очікує нових сюрпризів.

  Альона Гладишко

 

27 сентября. Органный концерт С. Калинина в рамках фестиваля «Харьковские ассамблеи-2015»

Великая тайна человеческого гения

Творчество Й. Себастьяна Баха – великая тайна! Тайна человеческого гения, тайна разума и чувства! Ни один композитор не оказал такого влияния на творчество, исполнительство, исследовательскую мысль последующих поколений,  как этот великий художник. 27 сентября в рамках XXII Международного фестиваля «Харьковские ассамблеи», который в этом году посвящён трём титанам музыки – Генделю, Баху, Скарлатти –  в Доме Органной и камерной музыки состоялся концерт, котором маэстро Станислав Калинин исполнил Шесть прелюдий и фуг Баха для органа.

Концерт был разделён на два отделения. В первом прозвучали прелюдии и фуги: a-moll, C-dur, Es-dur. Достаточно интересным оказался выбор последовательности произведений по принципу темпового контраста (быстро-медленно-быстро). Действительно, цикл a-moll с первых тактов приковал к себе внимание энергетикой и перенасыщением звуковой ткани, спокойно-созерцательная прелюдия и фуга C-dur предстала умиротворённым контрастом и после нее, словно буря, ворвалась прелюдия и фуга Es-dur. Во втором отделении концерта прозвучали циклы e-moll, g-moll и D-dur. Приятным дополнением к основной программе концерта стало лирическое Adagio из Прелюдии и фуги C–dur, воодушевленно сыгранном С. Калининым.

Органная музыка Баха несет дух схоластики, философии и веры. Не зря Пабло Казальс говорил, что эта музыка есть лучшим источником молодости, так как она обновляет душу.

  Валерия Любченко и Анна Лаврынюк
 

26 вересня. Участь студентів театрального факультету у міжнародному фестивалі (Львів)

М’ясорубка болю і макаронні вироби із яєць і брехні

Війна – це російська рулетка з шістьма патронами, випробування патріотизму чи тло для існування? Відповідь на це питання намагались знайти у рамках фестивалю театру та перформансу «!Все інакше?» . Серед учасників були митці із різних куточків України: Херсон, Київ,Чернівці та Харків, а також гості із Польщі та Німеччини.У своїх мистецьких проектах вони висловили власну позицію на камуфляжну погоду в стосунках України та Росії.
Анімаційна вистава харківського колективу «Чорний кабінет» виявилась дуже лаконічною та створеною без зайвих слів та патетики. Війна – це лише конвеєр жорстокості, який пахне брехнею та кров’ю, саме таку позицію було представлено у виставі «Світ у попелі». Спектакль густо наповнений символами та до болю впізнаваними образами.

Вистава розпочинається сценою, де двоє «безликих» персонажів (Побоков Олексій, Семенеко Юлія) в масках виймають локшину з великої м’ясорубки позаду і обмотують себе нею. «Наївшись» досхочу, персонажі починають наповнювати макаронними виробами із яєць та брехні і дитячий візок, який стоїть попереду. Ця сцена прекрасно ілюструє усім відому російську фразу «вешать лапшу на уши» і перегукується із станом інформаційної війни, яка ведеться по телебаченню. Не випадково з м’ясорубці видніється старенький телевізор.

Наступна сцена вибудована більш ритмічно, адже супроводжується динамічною музикою і насиченою дією. Перед нами з’являється три нові персонажі: Можновладець та два помічники-виконавці. Їх можна сприймати деперсоніфіковано та узагальнено, проте асоціативний ряд все одно відправляє до усім відомим персонам. Персонаж Можновладець вирішений за принципом ляльки тантамарески, де у актора залишаються рухомими руки та ноги, а тулуб і обличчя замінює лялька. Актор Олексій Побоков органічно співіснує з лялькою та пластично її оживлює. Складається враження, наче перед нами живий анімаційний персонаж.

Помічники (Богаєнко Максим, Клочков Дмитро) одягнені у маски, проте цього разу вони просякнуті агресією і, навіть, дещо перегукуються із масками театру но. Їхні рухи загострено ламані і дещо нагадують пластику живих механізмів. Вони слугують руками Можновладця, адже усю «чорну роботу» виконують вони. Для них війна – це лише гра. Це помітно у сцені, де Помічники грають у «войнушки» танком, запускаючи його один одному. «Набавившись» досхочу, дуло танку перетворюється на сигару Можновладця, а уже згодом відправляється у бізнес-м’ясорубку. Після кількох обертів ручки машинерії, нещодавня зброя перетворюється на золотий хліб. І здавалось би, така маніпуляція мала б викликати стільки ж радості як «скатертина-самобранка» чи «чарівна торба» із казок, але, на жаль, ситуації надто перегукується із реальністю. Опісля, в ту ж м’ясорубку відправляється і карта України, яка після кількох «поправок» Можновладця набуває забарвлення триколору.  А згодом і прапор ЄС, дві зірки якого стають прикрасою наплічних погонів голови банди. Кожна з цих сцен, супроводжується уже традиційним розподілом «долі» між носієм влади та його помічниками.

І здавалось би, таке свято хліба і крові могло панувати і надалі, проте серед представлених символів з’являється помаранчева каска та щит, яка перегукується із революцією гідності українців. На передньому плані з’являється двоє персонажів у балаклавах, які синхронно та ритмічно б’ють палицями у щити. Такий протест викликає обурення у Можновладця і у його руках м’ясорубка перетворюється на гранатомет. Втім, революціонери таки перемагають у цьому поєдинку і, за іронією долі, політичний тиран відправляється у м’ясорубку.

Вистава «Світ у попелі» вибудована циклічно і закінчується тією ж сценою, якою і починалась. Проте, тут відбувається трансформація поглядів персонажів. Старенький телевізор позаду таки розбито, «безликі», знявши маски, перетворюються на особистостей і разом з тим позбавляються від кабали брехні та локшини. Із дитячого візка вони виймають кулю блакитно-жовтого кольору. Так і народжується патріотизм і віра у краще майбутнє.

Такий переказ сценічної дії застосований навмисне, аби підкреслити згущеність сюжету та його метафоричний характер. Цікаво, що режисура  вистави є результатом роботи усіх учасників колективу «Чорний кабінет», які за сумісництвом є ще й студентами Харківського національного університету мистецтв ім. І. Котляревського.

  Критична стаття студентки 4-го курсу ЛНУ ім. І. Франка, факультету культури і мистецтв, кафедри театрознавства та акторської майстерності, Вікторія Солов`юк